Человеческие расы  

РАСОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ТИП СТРОЕНИЯ АНТРОПОИДА

Для того чтобы яснее показать несостоятельность учения о высших и низших расах, обратимся к сравнению некоторых главнейших особенностей телесного строения современных человеческих рас и шимпанзе. Эта обезьяна наряду с гориллой является ближайшим родичем человека в мире животных. Из нескольких видов шимпанзе ближе всего к человеку карликовая форма бонобо из лесов к югу от главной излучины р. Конго, впервые открытая в 1929 г.
Как полагают многие видные ученые, тип лица шимпанзе, вероятно, очень напоминает тип лица дриопитека, т. е. той ископаемой человекообразной обезьяны миоценового времени, которая, по мнению Дарвина, была одним из ближайших предков человека.
Лоб у шимпанзе очень покатый, а у человека более или менее прямой. Кожа на лбу у людей всех рас совсем лишена волос, брови резко очерчены. Над глазами и переносьем нет такого сплошного валика, какой есть у шимпанзе. Подобный валик был у неандертальца, что сближало его с обезьяной.
У шимпанзе нос маленький, не широкий, с очень низким переносьем, со слабо развитым хрящевым скелетом, мягкий. Между тем человек характеризуется сильно развитым наружным носом. Хрящевой остов его у всех человеческих рас состоит из нескольких участков (около десятка). Главный из них — это четырехугольный хрящ носовой перегородки. Хрящи вместе с сошником, носовыми, верхнечелюстными и другими костями поддерживают у человека форму носа и его крыльев.
Теперь остановимся на губах. У шимпанзе отсутствует красная кайма, которая свойственна только человеку. У монголоидов и европеоидов она развита, как правило, средне иди слабо, а у негроидов средне и даже у большинства очень сильно, благодаря чему создается впечатление вздутых губ. Мы не знаем, насколько была развита эта кайма у неандертальцев, но можем с достаточной уверенностью предполагать, что у древнейших людей она лишь намечалась и была очень тонкой.
Кожная часть губ очень сильно развита у шимпанзе и хорошо у представителей всех человеческих рас. Она снабжена у людей богатой мимической мускулатурой, которая очень характерна для человеческого лица и обусловливает разнообразие и тонкость его выражений. Сильное развитие кожной части губ у человека и шимпанзе приводит к поразительному сходству менаду многими выражениями лица у представителей (самых различных рас и мимикой шимпанзе. Добавим, что у последнего нет того желобка, который ждет по верхней губе от носа ко рту у человека.
Подбородочный отдел у всех современных рас выступает вперед, а не отступает назад, как у шимпанзе или сравнительно недавних предков современного человека — неандертальцев. Однако в степени развития подбородочного выступа встречаются большие вариации: у одних негроидо-австралоидов он слабо выражен, у других — средне, как и у большинства монголоидов и европеоидов.
Все эти расовые или групповые вариации не выходят из пределов, за которыми можно было бы ту или иную расу считать ближе к шимпанзе или дальше от него.
На подбородке и щеках борода, а на верхней губе усы, развивающиеся преимущественно у европеоидов и австралоидов, напоминают аналогичное развитие волосяного покрова на лице у некоторых человекообразных обезьян. Монголоиды и негроиды почти лишены растительности на лице. У всех людей отсутствуют на лице те специальные чувствительные волоски (вибриссы), которые имеются у антропоидов в количестве двух пар и по существу сходны с усами других млекопитающих.
Досмотрим теперь на череп шимпанзе: его удобнее сравнивать с человеческим потому, что лицевой отдел не так сильно превышает по размерам мозговой, как у более крупных и специализированных гориллы или орангутана. Наружный рельеф черепа шимпанзе с его выступами, гребнями, шероховатостями развит гораздо слабее, чем у других антропоидов; это свидетельствует о сравнительно слабой специализированности. Затылочный поперечный валик выражен не резко, а продольный (стреловидный) гребень на месте шва между теменными костями, столь характерный для черепа самца гориллы или орангутана, отсутствует. Зато, как и у гориллы, сильно развит костный надглазничный валик, идущий без перерыва над орбитами и переносьем.
Надглазничный валик был сильно развит и у более древних ископаемых гоминид — питекантропов и неандертальцев. Следы этого валика видны на черепе человека современного типа в виде двух небольших надбровных (надглазничных) дуг и отдельных участков рядом с ними.
Иногда совокупность костных надглазничных дуг и связанных с ними образований специалисты обозначают термином надбровье. Степень его развития у разных рас очень различна. Среди негроидов встречаются значительные вариации — от сильного надбровья у австралийцев, через сильное или среднее у меланезийцев, до среднего в некоторых группах негров и до слабого у всех остальных негроидов. В полинезийской группе антропологических типов надбровье среднее или слабое, у дравидов оно также среднее или слабое, у веддов и малайцев слабое. У монголоидов надбровье слабое или среднее, но иногда и сильное. Наконец, у европеоидов оно варьирует еще резче: от очень слабого (у итальянцев) до сильного (у армян и многих северных европейцев). Из этого обзора следует, что по степени развития надбровья аи одна большая раса не обнаруживает примитивности. Поскольку группы негроидных типов в большинстве отличаются как раз слабым надбровьем, постольку расисты никак не могут обратить данные о его развитии в пользу своих утверждений о негроидной расе как низшей по сравнению с европеоидной. Да и вообще, встречающееся в современном человечестве сильное развитие надбровных дуг, даже в соединении с покатостью лба, в корне отличается от надглазничного валика неандертальцев и не обозначает примитивности.
Строение черепа особенно часто привлекалось расистами для определения высоты организации рас. Этот очень сложный орган изучен антропологами чрезвычайно подробно, почему и опровергнуть неосновательные домогательства расистов нетрудно.
Многие характерные особенности черепа человека зависят от сложного строения головного мозга в теменной, затылочной и лобной областях. В эволюционном отношении особый интерес представляет лобная кость. У древних людей лоб был покатый, наклонный, у современных он более или менее прямой.
Казалось бы, что угол наклона лба может служить верным признаком высоты организации расы. Однако оказывается, что если, например, австралийцы характеризуются в среднем углом наклона лба в 60,4, то у эскимосов этот угол равен 59,5. Следовательно, здесь монголоиды и австралоиды стоят на одном уровне. Подобный же малый угол встречается и в пределах европеоидной расы, например у эльзасцев он равен 60.
Величина этого угла сильно варьирует. Представители европеоидной расы не обладают в данном признаке каким-нибудь-преимуществом перед монголами или австралийцами, уже не говоря о неграх с их вовсе не покатым и даже нередко выпуклым лбом. Добавим кстати, что под разными типами лба у современных людей скрываются одинаково сильно развитые лобные доли мозга, тесно связанные с речью и самыми высшими формами нервной деятельности.
На верхнечелюстной кости шимпанзе передняя поверхность плоская: на ней, как и у неандертальцев, отсутствуют клыковые ямки. Эти ямки хорошо выражены на укороченном верхнечелюстном участке черепа всех современных людей; правда, у представителей большой монголоидной расы они развиты несколько слабее.
На нижней челюсти шимпанзе мы не находим подбородочного выступа, который был обнаружен, да и то в зачаточной форме, лишь у некоторых позднейших форм первобытных людей, например у палестинских неандертальцев с горы Кармел близ г. Хайфы. Как мы уже отмечали, наличие подбородочного выступа является одной из самых характерных черт типа современного человека. Если он и слабо выражен у австралийцев, то это больше зависит от значительного выступания челюстей, чем от структуры подбородочного отдела.
Шимпанзе по общему типу строения зубов ближе к человеку, чем другие антропоиды. Количество зубов у шимпанзе, как и у всех обезьян Старого Света, равно тридцати двум: два резца, один клык, два малых и три больших коренных зуба с каждой стороны вверху и внизу. Клыки шимпанзе, как и у прочих обезьян, стоят гораздо выше остальных зубов и при смыкании челюстей входят в соответствующие промежутки (диастемы). Ископаемые антропоиды — африканский австралопитек и найденный в Индии рамапитек — имели уже более ровные зубные ряды, из которых клыки почти не выдавались.
Представители каждой из человеческих рас имеют 32 тесно сидящих зуба; клыки из их рядов не выдаются, диастемы отсутствуют. Последние большие коренные (зубы мудрости) у современных людей развиты, как правило, слабее других, один-два из них нередко вовсе не прорезываются, а иногда застревают в своих ячейках и все четыре. У представителей некоторых негроидно-австралоидных групп зубы мудрости развиваются полностью, что, однако, связано с большей длиной их челюстей.
Если челюсти и зубы у людей подверглись значительному - ослаблению, то мозговая коробка человека отличается исключительно большим развитием. Эта особенность находится в причинной связи с необычайно крупными размерами головного мозга: большой и высокоразвитый, он составляет одну из самых характерных особенностей человека.
Головной мозг шимпанзе обнаруживает большую родственную связь с мозгом человека, что бросается в глаза каждому исследователю этого органа у приматов.
У представителей современных человеческих рас головной мозг в несколько раз крупнее мозга шимпанзе: в пределах человечества средний объем его колеблется от 1200 до 1600 куб. см, а у шимпанзе от 350 до 500. Самые большие размеры мозга встречаются, например, у бурят. Если белая раса выше желтой и черной, как утверждают расисты, то возникает вопрос: почему самый объемистый мозг встречается не в европейских группах,, а у бурят, которые относятся к желтой расе?
Извилины и борозды мозга шимпанзе составляют определенный рисунок, лежащий в основе более сложного их развития у человека. Центральная доля полушарий большого мозга у шимпанзе не погружена полностью в сильвиеву борозду; это объясняется недостаточным развитием окружающих участков коры лобной, теменной и височной долей, которые у человека совершенно покрывают центральную долю, носящую уже название рейлиева островка. Обезьянья борозда на границе теменной и затылочной долей мозга шимпанзе выражена хорошо. У современных людей, по данным С. М. Блинкова (1955), ей соответствует боковая затылочная борозда.
На медиальной, или внутренней, стороне затылочной доли мозга шимпанзе заметна шпорная борозда, столь характерная для обезьян. Вокруг нее располагается область зрительных восприятий. Эта борозда тоже сильно выражена и на мозге людей всех рас. Кора головного мозга человека со множеством извилин и борозд имеет гораздо более сложное строение, чем у шимпанзе и даже у неандертальцев, хотя у последних мозг велик.
Работы советских ученых, например, сделанные в Институте мозга (Москва), а также в Институте антропологии Московского государственного университета, показали, что, в противовес утверждениям расистов, различия в форме извилин и борозд, а также во внутреннем тончайшем строении коры у людей разных рас трудно обнаруживаемы и малосущественны. Если по черепу еще и можно в большинстве случаев отнести его обладателя к той или иной расе, то по мозгу этого не могут сделать даже специалисты-антропологи и анатомы.
Примерно то же можно сказать о таких чертах, как рисунок флексорных и папиллярных линий на ладонях и подошвах, форма ушной раковины, характер расположения и направления волосяных токов на голове, туловище и конечностях. А эти особенности не могли возникнуть конвергентно.
Рассматривая современные расы со стороны сохранения обезьяньего наследия в их телесном строении, мы можем смело сказать, что ни в одной из них подобные черты не сгущены в такой степени, чтобы ее можно было признать более примитивной, чем другие.
Так, например, у негров нос очень широк в крыльях, зато у них клыковые ямки на верхней челюсти очень хорошо выражены, губы толстые, волосы па голове спирально завиты, а на теле почти совсем отсутствуют, ноги относительно туловища более длинные. Если по форме носа негры ближе к шимпанзе, то по остальным признакам они дальше, чем европейцы с их прямым узким носом, но с менее глубокими Клыковыми ямками, с тонкими губами, волнистыми волосами на голове, заметной волосатостью на лице и теле, а также с более короткими относительно туловища ногами.
Упомянем в связи с этим о заключении, сделанном в свое время антропологом Вейсбахом после исследования антропологических особенностей многих представителей разных рас во время кругосветного путешествия фрегата Новара в 60-х годах XIX в. Сходство людей с обезьянами, констатирует этот ученый, отнюдь не концентрируется в каком-нибудь одном народе: все народы в большей или меньшей мере наделены признаками этого наследственного родства; европейцы не могут претендовать на то, чтобы быть свободными от родства с обезьянами. Иными словами, европейцы не выше других людей по своему физическому строению.

 

2011 Человеческие расы