Человеческие расы  

НЕГРОИДНО-АВСТРАЛОИДНАЯ РАСА

Большинство рас и групп антропологических типов тропической зоны образует экваториальную, или негроидно-австралоидную, большую расу, которая, как мы видели, естественно распадается па две малые расы: африканскую, или негроидную, и океанийскую, или австралоидную.
Если бы мы пожелали сравнить африканских негров с австралоидами, то наряду со многими чертами иногда поразительного сходства мы увидели бы и заметные различия. Прежде всего волосяной покров на теле у негров слабый, нередко почти отсутствует, а у австралийцев, большинства меланезийцев и папуасов он очень заметно развит. На голове негров волосы
завиваются сильнее, чем у папуасов или меланезийцев, у которых дети родятся с волнистыми волосами; у австралийцев волнистые волосы и у взрослых.
Лоб у негров прямой, с хорошо выраженными лобными буграми, а у индонезийских австралоидов средненаклонный или, как у австралийцев, даже довольно покатый, причем и .надглазничные дуги у них обычно сильно развиты, а у негров — слабо. По форме лба негры, по-видимому, уклонялись дальше от первоначального типа, чем океанийские австралоиды. В обратном смысле может быть истолкована разница в форме носа, который у африканских негров, как правило, уплощенный, в то время как у восточных негроидов он характеризуется выпуклой или прямой спинкой, у некоторых же меланезийцев — вогнутой.
Как видим, расовые различия между негроидами и австралоидами касаются преимущественно волосяного покрова, формы лба, надглазничных дуг и спинки носа. Перед подавляющим общим сходством эти различия в конце концов не так уже велики. Они объясняются, по-видимому, несколько иными путями развития негроидной и австралоидной малых рас в заметно отличающихся и удаленных друг от друга областях земного шара.
Очевидно, надо предположить, что где-то в южной Азии, в Индостане или Индокитае, а может быть и западнее, в начале верхнего палеолита обитала исходная группа австралоидно-негроидного характера, впоследствии разделившаяся на западную и восточную ветви, которые позже утеряли территориальный контакт между собой.
Если допустить существование в южной Азии подобной предковой экваториальной расы в отдаленном прошлом, около 50 тыс, лет назад или даже раньше, то тогда легче представить себе и расселение дифференцировавшихся расовых групп преимущественно в юго-восточном, или океанийском, направлении я в западном, а позже в юго-западном, или африканском, направлениях .
Распространение шло параллельно с преобразованием сложившихся расовых типов и дифференциацией новых. При этом y негроидов узкая волнистость волос на голове превратилась в спиральную завитость, или курчавость; произошло ослабление третичного волосяного покрова; лоб стал прямым, надглазничные дуги уменьшились; спинка носа в некоторых группах приобрела прямизну. Это был, надо полагать, очень сложный процесс, и мы его еще не можем очертить детально за недостатком антропологических и археологических материалов.
Сейчас необходимо перенести наше внимание исключительно на западных (африканских) и восточных (океанийских) негроидо-австралоидов. Еще раз повторяем, что их сходство в расовых признаках свидетельствует о родстве и общем происхождении.
В пользу автохтонного, независимого от австралоидов, развития негроидов в Африке обычно приводится два довода.
Первый заключается в наличии большого разрыва между теми территориями, которые заняты негроидами и австралоидами. Однако значение этого факта в известной мере ослабляется существованием эфиопской расы в восточной Африке, а также дравидов и веддов в Индии, менее сильно отдаленных от эфиопов. Территориальный разрыв между негроидной и австралоидной расами не может служить непререкаемым свидетельством в пользу генетического разрыва между этими двумя близкими группировками темнокожих рас.
Второй довод в пользу мнения об автохтонном появлении негров в Африке основывают на палеантропологических источниках, приписывая чрезмерную древность и примитивность, вместе с негроидными чертами, костным остаткам ископаемых людей на территории материка.
Костные остатки древних негров были обнаружены не так давно. В 1927 г, в глубине пустыни Сахары, близ военного поста Асселяр, в отложениях плейстоценовой древности был найден почти полный окаменелый скелет негроидного типа. Однако древность его относится к поздней (мадленской) эпохе верхнего палеолита. Судя по скелету, длина тела его обладателя — асселярского человека — была не менее 170 см; вместимость мозговой коробки около 1500 куб. см; черепной указатель — 70,9 (долихокрания).
Другая интересная находка негроидного черепа была сделана в 1939 г. близ Найваши (восточная Африка). Все же и он не обладает такой древностью, чтобы считаться свидетельством особой стадии развития негрской расы: по расовым особенностям он сходен с современными негрскими черепами.
Больше надежд защитники полицентризма обычно возлагают на два более примитивных и, может быть, более древних черепа из Брокен-Хилла и Ньярасы, или Эясп. Что касается первого черепа, найденного в Северной Родезии (южная Африка) в 1921 г., то он совершенно не похож на негрские черепа и должен быть снят со счетов. К тому же и геологическая датировка его совершенно неопределенная. Череп этот сходен с неандертальскими: у него нависающий мощный надглазничный валик, очень покатый лоб, сильный наружный рельеф. Большое затылочное отверстие располагается почти горизонтально, ближе к середине основания черепа, как и у современного человека. Объем мозговой коробки — около 1200 см3. Рост родезийца, судя по приписываемой ему большой берцовой кости, был около 180 см. Находка в Брокен-Хилле может обозначать, что была какая-то более древняя группа гоминид, которые проникали в Африку, возможно, из Азии, далее заметно не эволюционировали и вымерли, не оставив потомков.
Не обладает негроидными особенностями и череп, от которого найдено несколько фрагментов близ озера Ньяраса (восточная Африка) в 1935 г.
Таким образом, в Африке неандертальских черепов с негроидными чертами не обнаружено.
В пользу проникновения протонегроидов в Африку из Азии говорят другие находки, а именно восточноафриканские негроидные скелеты верхнепалеолитического возраста из Олдовая и Гэмбля (восточная Африка). Эти древние негроиды, отличающиеся своим сравнительно высоким лицом, ближе всего, по-видимому, стоят к эфиопской группе антропологических типов. Местоположение указанных находок свидетельствует скорее о миграции южноазиатской древней негроидной расы на запад и юго-запад, из Аравии в Сомали. Еще один вероятный след такой миграции южноазиатских негроидов на запад остался в виде десятков скелетов, найденных в пещерах у Шукбы и на горе Кармел. Эти скелеты принадлежат ископаемым людям верхнего палеолита (или мезолита).
Скелет из Асселяра, судя по чертам строения, свидетельствует в пользу родства между восточными и западными негроидо-австралоидами. В населении зоны, идущей из северо-восточной Африки через Переднюю Азию, Индию и Индонезию к Австралии, происходит, начиная с древних времен и до наших дней, своеобразное переплетение признаков негроидов и австралоидов, тянутся подчас малозаметные, но определенные нити родства между африканской и океанийской малыми расами. Этот факт тоже свидетельствует о родстве между негроидами и австралоидами.
Одной из характерных особенностей экваториальной расы является наличие в ее составе пигмеев — карликовых антропологических типов, которые неизвестны в европеоидной и монголоидной больших расах. Африканских пигмеев называют негриллями, а океанийских — негритосами (оба термина уменьшительные от слова негр).
Проблема возникновения пигмеев представляет большой интерес и для расоведения, изучающего процесс расогенеза, и для учения об антропогенезе.
Вокруг проблемы пигмеев между прогрессивными и реакционными антропологами давно идет спор. В пигмеях реакционные зарубежные ученые хотят видеть древнейшую, низшую из низших, чуть ли не обезьяноподобную расу, которая обречена на полное вымирание.
В советской антропологии эта точка зрения подверглась специальному анализу, показавшему ее полную научную несостоятельность и реакционную сущность. Западная и восточная пигмейские группы антропологических типов обладают большой жизненной стойкостью, не обнаруживают признаков деградации, биологически совершенно равноценны любой другой группе антропологических типов, способны к полному и быстрому культурному развитию.
Одновременно советская антропология подвергла основательной критике гипотезу зарубежных ученых о пигмеях, как предках всего человечества. Действительно, древнейшие люди обладали более высоким ростом, чем пигмеи (синантроп 152—163 см, питекантроп около 170 см). Неандертальцы точно так же выше пигмеев (155—160 см). Таким образом, пигмеи не являются реликтом первой или второй стадии эволюции человека. Из этого следует, что карликовость в современном человечестве есть явление вторичное, притом частное и местное, так как встречается лишь в одной, а не во всех больших расах человечества. Другими словами, пигмеи, как и высокорослые люди, произошли от средне-рослых представителей соответствующих групп антропологических типов.
Начнем с негриллей, которых объединяют в центрально-африканскую, или пигмейскую, группу антропологических типов.
Средний рост негриллей не превышает 150 см. В некоторых племенах рост мужчин падает до 140 см, а женщин до 130—125 см. Борода встречается не у всех; третичный волосяной покров на теле у представителей одних племен слабо развитый, у других — умеренный. Голова относительно крупная, мезокефальная; лицо низкое, но с круглыми, высокими глазницами. Глаза карие; губы средней толщины или даже тонкие; нос уплощенный, переносье низкое или среднее. Туловище довольно длинное по сравнению с более короткими ногами; скелет руки тонкий, грацильный. В общем негрилли очень похожи на своих соседей негров: кожа у них большей частью темнопигментированная, волосы на голове спирально закрученные, нос очень широкий, лоб выпуклый.
Рассмотрим теперь антропологические особенности негритосов, которые обитают на острове Новая Гвинея, на Ново-Гебридских островах и ближайших к ним.
Одна группа негритосов Новой Гвинеи более похожа на меланезийцев, например, на обитателей островов Новая Каледония. Рост их достигает 150—152 см. Другая группа больше похожа на папуасов, но у них более широкий нос; им свойственна также мезокефалия, в то время как папуасы отличаются долихокефалией. Рост этих негритосов еще меньше и опускается у мужчин до 144 см; их можно рассматривать как местный вариант папуасской группы.
С негритосами Новой Гвинеи очень сходно еще несколько океанийских антропологических типов; таковы андаманцы с Андаманских островов, аэта с Филиппинского острова Люцои и семанги с полуострова Малакка. Все эти пигмеи объединяются некоторыми учеными в одну группу антропологических типов. Однако происхождение указанных типов различно, и они занимают очень разобщенные ареалы. Поэтому вряд ли всех этих пигмеев можно соединить в одну группу. Подчеркнем, что, например, сенои Индокитая с их маленьким ростом в 154 см более близки к веддам по своим расовым признакам: у них широкий нос и желтовато-коричневая, даже темно-коричневая кожа сочетается с длинными волнистыми волосами на голове.
В отношении новогвинейских пигмеев достаточно обосновано мнение об их происхождении от меланезийской группы антропологических типов. Это следует хотя бы из того факта, что пигмеи тапиро Новой Гвинеи незаметными переходами связаны с низкорослым племенем аруп (рост 160 см), обитающим на севере острова. По-видимому, и другие низкорослые племена тоже происходят от соседних, либо представляют собой измененные, сохранившиеся в лесах и горных областях остатки тех групп антропологических типов, которые некогда переселились из Индокитая или южного Китая через ближайшие острова Малайского архипелага на юго-восток, где постепенно приостановили свой путь и прочно осели. Негрилли и негритосы занимают ареалы, удаленные один от другого на 10—15 тыс. км. Как понять такую разорванность ареалов, если допустить, что они имели общее происхождение от гипотетической предковой карликовой расы, занимавшей какой-то промежуточный ареал в южной Азии, откуда протопигмеоиды могли бы расселиться на юго-восток и на юго-запад? Подобное предположение, в частности, неверно и потому, что в южной Азии ископаемые костные остатки карликовых людей не обнаружены.
Из западных негроидов к пигмеям по росту довольно близки бушмены, входящие в южноафриканскую, или бушменскую, группу типов. Эти очень низкорослые люди (152—155 см) почти полностью истреблены англичанами-колонизаторами и лишь в ничтожном количестве еще сохранились в самых скрытых участках южноафриканской пустынно-степной области Калахари и в пустыне Намиб.
Кроме низкого роста, у бушменов отмечаются и другие черты близости к пигмеям: короткие (относительно туловища) ноги, довольно крупная голова, плоское и очень низкое лицо, прямой низкий лоб, слаборазвитые надглазничные дуги, выступающие скулы, низкое переносье, широкие крылья носа, слаборазвитый подбородочный выступ.
Из других характерных особенностей бушменов отметим следующие: желтоватый цвет кожи (у женщин более светлый); морщинистость кожи лица; волосы на голове черные и спирально закручены сильнее, чем у негров; третичный волосяной покров на теле и лице почти отсутствует; глаза карие, складки нижнего и верхнего век сильно развиты, но эпикантус, как правило, отсутствует; губы утолщенные, верхняя губа выступает вперед (прохейлична); ушные раковины с приросшей мочкой.
По цвету кожи, складке верхнего века и некоторой уплощенности лица бушмены напоминают монголоидов, с которыми, однако, у них нет особенно близкого родства. Складка века бушменов по своему строению отлична от монголоидной. Сходство с последней чисто внешнее и, возможно, тоже вызвано влиянием природной среды пустыни.
Большинство расовых особенностей роднит бушменов с суданской, или собственно негрской, группой типов. Бушмены, очевидно, являются одним из ее низкорослых и слабо пигментированных вариантов. Не противоречит мнению о негроидной природе бушменов и сильное развитие жировых скоплений в области ягодиц, так как подобная особенность (стеатопигия) наблюдается и у некоторых других антропологических типов Африки, например у племен полуострова Сомали. Наибольших размеров эти жировые отложения достигают у соседей бушменов — готтентотов.
Антропологические данные о родственных связях бушменов с неграми можно дополнить археологическими. Так, древние рисованные, а также некоторые резные изображения животных и людей, встречающиеся на скалах почти по всей южной, а местами и в восточной Африке, очень сходны с бушменскими. Это говорит о широком распространении бушменов по Африке в прошлом. Возможно, что они являются на материке одной из древнейших групп населения.
О родстве между бушменами и негроидо-австралоидами свидетельствуют и палеантропологические находки нескольких черепов, вроде найденного в Кэп Флетс (южная Африка).
Таким образом, бушменская группа типов, несомненно, принадлежит к африканской негроидной малой расе. Если ее положение и кажется несколько обособленным, то это лишь свидетельствует о том, что филогенетическое родство не всегда выявляется но одним только внешним признакам.
Это в особенности следует иметь в виду при рассмотрении групп антропологических типов австралоидной расы, в которой австралийская группа типов является наиболее характерной. Коренные жители Австралии окончательно сформировались в результате очень длительной географической изоляции на сравнительно небольшом материке, бедном природой и удаленном от континента Азии.
Совокупность расовых черт австралийцев говорит о наибольшей близости к типу негроидов, хотя волнистые волосы, сильный третичный волосяной покров на лице и теле и некоторые другие особенности заставляют подумать о каком-то отдаленном родстве австралийцев и с европеоидами. Однако вернее полагать, что это такой же пример развития признаков независимо от- родства с европеоидами, как и сильная волосатость айнов (курильцев). Австралийцы не стоят изолированно среди других групп австралоидов. Более близкое сходство они имеют с некоторыми меланезийцами, например, с новокаледонцами, у которых заметно развит волосяной покров на теле, а волосы по форме ближе к волнистым. Однако родственные связи австралийцев можно проследить и дальше на северо-запад вплоть до Индии и Цейлона, где локализируются во многом сходные с ними антропологические типы веддов и дравидов. Интересно, что последние многими чертами сближаются с эфиопской группой типов. Таким образом, генетическая связь, вероятно очень древняя, тянется от европеоидов не только к африканским негроидам, но и через Индию к океанийским австралоидам.
Возможно, что в юго-восточной Азии в самые последние эпохи каменного века формировались группы типов, близкие к типу веддов Цейлона. Это отчасти подтверждается находками костных остатков в Индокитае, а также в Индонезии.
Прародиной группы австралийских типов, как и меланезийцев, был, по-видимому, юго-восточный угол материка Азии. Из Индокитая предки австралийцев, вероятно, в эпоху верхнего палеолита переселились в Австралию через острова Молуккские, Церам и Новую Гвинею или по южному пути — через острова Большие Зондские, Филиппинские, Целебес, Тимор.
Распространяясь по более плодородным прибрежным районам, австралийцы, вероятно, встретили и восточной части Австралии более древних пришельцев — представителей тасманийского антропологического типа, другая часть которых до того уже успела перебраться через Бассов пролив на остров Тасманию.
В некоторой степени это предположение подтверждается находками ископаемых форм. В юго-восточном углу Австралии обнаружены три неполных черепа: в 1884 г. в Талгае, в 1925 г. в Когуне и в 1940 г. в Кэйлоре.
Череп из Талгая принадлежит юноше 14—16 лет, а череп из Когуны — взрослому индивидууму. Их геологическая датировка — примерно конец ледниковой эпохи. Оба сходны с австралийскими черепами не только по форме и строению, но и по небольшой емкости, которая у современных австралийцев мужчин в среднем равна 1300 куб. см.
В Кэйлоре был найден более полный череп, который принадлежит взрослому индивидууму. Его геологическая древность близка к эпохе последнего оледенения. По форме и большой вместимости мозговой коробки (1590 куб. см) кэйлорский череп заметно отличается от предыдущих и очень напоминает вадьякские. В 1889 г. на острове Ява у Вадьяка голландским ученым Эженом Дюбуа (который открыл позже и питекантропа) были найдены остатки двух черепов. Вместимость мозговой коробки более полно сохранившегося из них составляет 1650 куб. см.
Вадьякские черепа подтверждают давность появления океанийской расы на материке Австралии: очевидно, их обладатели были предками тасманийцев (до его юго-восточной оконечности австралийцы добрались позже, чем до других прибрежных районов).
Тасманийская группа антропологических типов представляет не меньший интерес, чем австралийцы. К сожалению, в настоящее время ни одного тасманийца уже не осталось в живых. Сто лет назад английские войска вместе с колонистами произвели поголовное истребление населения Тасмании, которое тогда определялось примерно в 5 тыс. человек. Всего же в момент открытия этого острова па нем было около 15 тыс. населения. Случайно оставшиеся в живых 150 тасманийцев были увезены англичанами на маленький островок, где они и вымерли все до одного, причем последней скончалась тасманийка Труганина в 1876 г.. Недавно выяснилось, что еще одна группа тасманийцев попала на другой остров, где последние из них погибли позже, в 1893 г. Несколько тасманийцев были завезены на южный берег Австралии, где они смешались с австралийцами, а также с европейцами.
Об антропологическом типе тасманийцев ныне можно судить только по описаниям, изображениям, бюстам в виде муляжей, черепам и другим остаткам. Так, у тасманийцев волосы на голове курчавые. Лицо очень невысокое, глаза сидят глубоко в орбитах, имеющих малый высотный поперечник; носо-губные борозды сильно выражены отчасти в связи с тем, что кожная часть верхней губы довольно вздутая, сильно приподнятая. Все это придает лицу тасманийцев весьма характерный вид, и производимое им впечатление усиливается вследствие того, что и свод черепа невысокий, хотя вместимость мозгового отдела довольно большая — в среднем около 1400 куб. см. Из этого перечня признаков следует, что тасманийцы заметно отличаются от австралийцев.
Достигнув материка Австралии в очень древние времена, раньше того, как это удалось австралийцам, тасманийцы двигались, вероятно, по его восточной, довольно плодородной, прибрежной полосе и, наконец, перебрались на остров Тасманию. Там они укрепились, как в уединенном убежище, на долгие тысячи лет, в то время как оставшиеся в Австралии были, по-видимому, истреблены австралийцами. О пребывании тасманийцев в юго-восточной части этого материка и свидетельствует, возможно, древний череп из Кэйлора. Во всяком случае тасманийцы представляют собой один из самых древних слоев населения Океании.
К австралоидной малой расе, по мнению некоторых авторов, относится еще айнская группа типов, или курильская (по названию Курильских островов).
Эта малочисленная группа, насчитывающая каких-нибудь 16 тысяч человек, вызывает сейчас среди специалистов большие споры. Одни антропологи фиксируют свое внимание больше на чертах монголоидности айнов: светлой, желтоватой коже; наличии у многих эпикантуса; средне выступающем (мезогнатизм) и плоском лице, в связи с чем и клыковая ямка плохо выражена.
Другие подчеркивают сходство айнов с австралийцами, отмечая очень сильное развитие волосяного покрова на теле и лице; довольно жесткие волосы на голове; наклонный лоб; нос в крыльях несколько более широкий, чем у монголоидов; толстые губы.
Так или иначе айны не входят в большую европеоидную расу, на чем настаивают некоторые зарубежные ученые, желающие видеть европеоидность даже у полинезийцев и других групп типов без достаточного на то основания. Советские антропологи, учитывая относительную важность разных физических признаков айнов, а также особенности их языка и культуры, отдаленное прошлое, миграцию с юга, приходят к заключению об исходном австралоидном типе айнов, приобретших новые черты вследствие смешения с монголоидами юго-восточной и восточной Азии.

 

2011 Человеческие расы