Человеческие расы  

ЕВРОПЕОИДНАЯ РАСА

Наиболее вероятным является предположение, что основная масса большой европеоидной расы имела исходный ареал где-то в пределах обширной области, охватывавшей некоторые районы юго-западной Азии, а также южной Европы и северной Африки. К ареалу протоевропеоидов, вероятно, относились и некоторые области Средней и Передней Азии, обладавшие предгорно-степным характером, а также, частично, и Средиземноморье с его засушливыми приморскими районами.
Отсюда протоевропеоиды могли расселиться в разных направлениях, занимая постепенно всю Европу и северную Африку. Это совершалось, по-видимому, во времена верхнего палеолита и даже в более поздние эпохи.
Возможно, однако, что современный человек сформировался примерно уже в конце раннего палеолита и что процесс поглощения им остатков неандертальцев в указанных и соседних районах начался очень давно. Может быть, этим и следует объяснить отдельные случаи нахождения остатков людей современного типа почти в одних слоях с поздними неандертальцами.
Кроме перечисленных путей расселения европеоидов, указываются и другие. Так, некоторые авторы полагают, что в очень глубокой древности какая-то группа протоевропеоидов проникла на восток Азии и дала там начало группе антропологических типов, заселившей прибрежную зону материка Азии, а также Японские и Курильские острова. Но предположение о протоевропеоидном происхождении этой группы, получившей название курильской, встречает решительное возражение со стороны советских ученых, обосновавших идею о ее близких связях с австралоидами.
С другой стороны, к европеоидам относили полинезийцев, предкам которых приписывали длиннейшее путешествие на юго-восток (через Индию и Индонезию к островам Гавайским, Самоа, Таити, Туамоту) и заселение Полинезии, включая оба острова Новой Зеландии. Однако и здесь советские антропологи ясно показали смешанное монголоидно-австралоидное происхождение полинезийцев, ныне обладающих чертами переходной группы.
Стремление объявить полинезийцев белой расой нередко проистекает из арийской расовой теории о древнем происхождении северных европеоидов из Индии и Ирана и об их якобы руководящей социальной роли в прогрессивном развитии человечества. Отыскивая подходящий антропологический тип для своих построений, последователи этой теории зачастую не ограничиваются светлым европеоидным типом, но готовы принять в качестве исходных арийцев также более темноокрашенные европеоидные группы и даже не европеоидные вроде полинезийцев.
Отвергая различные гипотезы о древних миграциях протоевропеоидов на дальний юго-восток или восток, следует обратиться к ближайшим областям для установления общей картины развития европеоидов и выяснения их взаимоотношений с другими расами.
Здесь прежде всего встают вопросы об отношениях между европеоидной и негроидной расами, о путях их расхождения и дифференциации, о взаимном расовом контакте. Не может быть сомнения в том, что некогда эти две большие расы представляли нечто целое. Об этом свидетельствуют, например, верхнепалеолитические находки в 1906 г. двух скелетов негроидного характера (тип Гримальди) в области Средиземноморья, именно в Гроте детей у Ментоны, близ границы между Францией и Италией. Впоследствии исходная группа разделилась на две большие расы — негроидную и европеоидную.
Расселившись на протяжении десятков тысяч лет по разным областям и материкам, резко различающимся по природным условиям — по инсоляции, влажности воздуха и т. д. — европеоиды и негроиды заметно отдалились друг от друга по своим расовым чертам. В итоге длительного развития в неодинаковых условиях темноокрашенный суданский негр сильно отличается от северного или у восточного европейца с его ослабленной пигментацией.
Однако между этими крайними группами типов двух больших рас существует много переходных, которые чрезвычайно трудно отнести к европеоидам или негроидам. Целая зона промежуточных типов находится в настоящее время на юге основного ареала обитания европеоидов.
В районах Средиземноморья, северо-восточной Африки и Южной Индии многочисленные переходные европеоидно-негроидные (или негроидно-европеоидные) группы типов заставляют забывать о резких различиях между неграми и европейцами. В этом отношении замечательным примером может служить восточноафриканская, или эфиопская, группа типов, в которой взаимопроникновение черт европеоидов и негроидов чрезвычайно велико, хотя и с некоторым преобладанием последних. Здесь ярко выявляется древнее близкое родство между двумя большими расами юго-западной ветви.
Другая область, где живут антропологические типы промежуточного негроидно-европеоидного характера, находится в южной Азии, охватывает Индию и Цейлон. Тут можно среди дравидов и представителей сходных типов найти комплекс расовых черт, в который входят: смуглый, средне-коричневый цвет кожного покрова; волнистые, сравнительно тонкие волосы на голове, умеренно развитый третичный волосяной покров на теле; несколько наклонный и довольно широкий лоб с хорошо выраженными надглазничными дугами; сравнительно низкие глазницы; средний или несколько более широкий разрез карих глаз, верхнее веко без складки; низкое переносье, нос с прямой или слегка выгнутой спинкой и довольно широкими крыльями; несколько утолщенные губы; слабо или средне выраженный подбородочный выступ; лицо довольно низкое, сравнительно узкое, со средней горизонтальной профилировкой (со средним развитием скул), но с некоторым прогнатизмом (небольшим выступанием верхней челюсти); голова довольно высокая, длинная (долихокефальная); длина тела несколько больше средней, телосложение мезо- или долихоморфное. Такая комбинация признаков приближает некоторые группы Индии к восточным негроидно-австралоидным группам антропологических типов, даже к австралийцам.
Подобные комплексы признаков, указывающие на глубокие связи между некоторыми группами типов европеоидной и негроидно-австралоидной больших рас, наглядно свидетельствуют о том, что хотя эти расы и ясно обозначились в ходе своего исторического развития, все же они кое-где не разделились окончательно. Мало того, прогрессивно увеличивающиеся процессы межрасовой метисации умножают количество комплексов смешанных признаков в человечестве.
За десятки тысяч лет существования европеоидная большая раса успела испытать внутреннюю дифференциацию, которая отчасти зависела от природных условий жизни, например, от климата, а частью от различных социальных факторов (прирост населения, передвижение и смешение племен и пародов и т. д.). Все это вызывало процесс образования малых рас и формирование отдельных типов. Ход дифференциации и формирования малых европеоидных рас сопровождался их смешением между собой, что представляет очень характерный пример замедляющегося и не идущего до конца расообразования у человека. Перемешивание антропологических типов нарушало и тормозило дифференциацию, приводило к тесной связи между малыми европеоидными расами, к их взаимному переплетению.
Из двух малых европеоидных рас раньше сформировалась средиземноморская, находившаяся в наибольшей связи с первоначальным ареалом обитания людей современного типа. Здесь, вполне естественно, могла сохраниться более темная, окраска кожи, волос и глаз, которая характерна и в настоящее время для южных европеоидов (например, арабов), распространенных на очень большой территории южной, а отчасти и Центральной Европы, в северной Африке, Передней Азии, на Кавказе, в Средней Азии и в северной части Индостана.
В доисторические эпохи на этой территории жили люди верхнего палеолита типов Гримальди, Кро-Маньон и Комб-Канпель (ориньякский человек). Из этих типов кроманьонский, возможно, развился позже гримальдийского (негроидного) и ориньякского. Верхнепалеолитические костяки европеоидного типа, известные из разных мест северной Африки, ближе всего подходят к кроманьонскому типу. На территории СССР, как уже указывалось, два скелета, напоминающие кроманьонские, обнаружены в Крыму — в гроте Мурзак-Коба, а также в с. Костёнки близ г. Воронежа.
Но эти находки дают понятие лишь об общем характере палеолитических предков современных европеоидов, главным образом из области Средиземноморья. На них еще трудно проследить черты малых рас. В неолитических скелетах специалисты уже усматривают явные признаки малых европеоидных рас и даже некоторых групп антропологических типов, в частности, благодаря распространению брахикефализации, то есть развития черепа в ширину и приобретения им более округлой формы.
На основании антропологических и археологических данных можно говорить о более позднем формировании северной европеоидной расы в связи с замедлившимся приходом ее предшественников в северные области Европы, до того занятые ледниковым покровом. Южные районы Европы не испытали натиска льда, поэтому люди там жили и развивались уже за много тысяч лет до отступания ледника с более северных областей.
Однако за два-три десятка тысяч лет продвижения европеоидов на север у них все же успели совершиться некоторые заметные изменения физического типа. Среди этих изменений на первый план надо поставить депигментацию, или посветление, кожного и волосяного покровов, а также радужины глаз, что особенно характерно для северных европеоидов. Причины подобных изменений неясны, но, вероятно, зависят от влияния новых условий умеренного и холодного климатических поясов.
Следует оговориться, что в смысле выраженности характерных расовых черт северная европеоидная, иначе балтийская, раса, сравнительно недавно сформировавшаяся, уступает южной. Она может рассматриваться, скорее, как группа антропологических типов разного происхождения, подвергшихся процессу посветления в близких природных условиях более холодного и влажного климата.
Наряду с северной и южной малыми европеоидными расами в Европе существует много переходных по пигментации групп антропологических типов. Они занимают большую область между зонами распространения северной и южной малых рас (Н. Н, Чебоксаров, Г. Ф. Дебец).

 

2011 Человеческие расы